The blog is bilingual!

Stuff in English is labeled "English," see "Labels" on the left (might be different from Russian stuff)

Посты на русском языке отмечен
ы словом Russian, см Lables слева (может не совпадать с постами на английском языке)

Sunday, 19 October 2014

Не оставь следа (принципы экологического туризма)

Вдогонку своим многочисленным статьям на Эковойсе, посвященным экологическому туризму, я привожу здесь подборку о международной организации Leave No Trace (Не оставь следа).

Эта программа была основана в США, но сейчас она вышла на международный уровень с отделениями в Ирландии, Австралии и в Канаде. Краем уха я слышала, что ее представители работают и в России, но, к сожалению, я не нашла информации о них в поисковых системах.

Цель организации: помощь всем желающим, которые хотят минимизировать свое влияние на окружающую природу во время походов, туристических поездок, а также «походов на лыжах, скалолазания, ловли рыбы, охоты, езды на велосипеде, бега и прогулок на лошадях». С этой целью Leave No Trace проводит курсы обучения, часть из которых можно увидеть на их сайте:

(на английском языке)

Сами организаторы заявляют, что «наша программа в первую очередь направлена на обучение и этику. Это не свод правил, которые каждый обязан выполнять под угрозой наказания».

Важнейшие идеи организации формулируются в семи принципах:

Планируйте заранее и будьте готовы:

Изучите правила и нормы предосторожности в тех местах, которые Вы хотите посетить. Будьте готовы к неожиданностям (погода, стихийные бедствия и тд). Старайтесь не выезжать на природу в пик сезона и большими группами. Упакуйте пищу так, чтобы оставить меньше мусора. Возьмите компас и карту, чтобы не делать отметки на скалах или деревьях.

Путешествуйте и устраивайте ночевки на надежных поверхностях: в кемпингах, на разработанных туристических маршрутах, сухой траве и плотном снегу. Устраивайте ночевку не ближе, чем в 70 метрах от водоемов. Хороший лагерь – тот, что Вы нашли, а не сделали. Не повреждайте место без необходимости. Лагерь должен быть как можно меньше по размерам. Избегайте устраивать ночевки в диких, незатронутых местах.

Правильно собирайте и утилизируйте мусор:


Знак "Убирайте за собаками" в парке (с мешочками).

Подберите и запакуйте весь мусор, что Вы оставили после себя. Не мойте посуду в водоемах и не сливайте грязную воду ближе, чем в 70 метрах от них. Используйте только «безопасное» мыло. Закапывайте отходы от туалета и заберите с собой всю использованную бумагу и другие средства гигиены.
 
 
В канадских национальных парках, где встречаются дикие звери, мусорные баки обязательно закрывают на замок, чтобы не приманивать хищников.

Оставьте все, что Вы нашли:

Уважайте прошлое. Смотрите, но не трогайте предметы культурной и исторической ценности. Оставьте камни, растения и другие объекты на том месте, где Вы нашли их. Не приносите с собой семена или растения из других мест. Не копайте ямы, не стройте навесы или скамьи.

Минимизируйте последствия костров:

Используйте походные печки и масляные лампы. Там, где разрешены костры, разводите их только в специально отведенных местах. Костер должен быть как можно меньше. Используйте ветки, которые Вы можете сломать руками, и не больше. Тщательно заливайте огонь до холодных углей.
 
 
Площадка для пикников в кемпинге

Уважайте дикую природу:

Наблюдайте за зверями только с безопасного расстояния, не ходите за ними и не подходите к ним. Никогда не кормите зверей – это вредно для их здоровья. В национальных парках существует закон «пустого лагеря» – не оставляйте пищу и мусор в открытых контейнерах. Не спускайте с поводка собак и смотрите за ними все время. Старайтесь не выезжать на природу во время сезона спаривания, роста молодняка или зимой.

 
В каждом национальном парке обязательно есть правила поведения для туристов.

Уважайте других туристов:

Уступайте дорогу на маршруте. Будьте вежливы и соблюдайте этикет. Устраивайте ночевки и привалы далеко от других групп туристов. Не говорите громко (то же самое относится и к радио).

Со времени основания Leave No Trace проводит обучение этим принципам на территории США и в более, чем 25 странах мира. Сейчас организация насчитывает более 25 тысяч волонтеров, а ее работа так или иначе затрагивает жизнь 22 миллионов людей по всему миру.

На их сайте я нашла интересную страничку «Как принять участие» (How to get involved). Там написано, как можно помочь окружающей среде за минуту Вашего свободного времени, за час, за день, или если Вы решите посвятить этому делу выходные (на английском языке).


Оказывается, это совсем не сложно!

 PS. Если кто-то знает координаты отделения Leave No Trace в России, поставьте, пожалуйста, ссылочку! Я думаю, многие захотят присоединиться.

Tuesday, 12 August 2014

ИСТОРИЯ ПОРОСЕНКА



Не было у бабы заботы…


Меранзе было скучно. Первоначальное воодушевление от новой работы поблекло, дела шли своим чередом. Меранза пила чай в перерывах, щелкала на кнопки в интернете и думала, что жизнь ее тихо проходит мимо. 

          Вот и сейчас она, зевнув, открыла электронную почту и вдруг прочитала: «Проект по выделению поросят для молодых ученых. Наша программа направлена на развитие творческого потенциала молодых специалистов и подготовку лидеров в современной науке. Заявки принимаются по адресу…» 
 
          Идея Меранзе понравилась. «И правда, почему бы не завести поросенка? –  думала молодая женщина, щелкая на ссылку с заявлением. – Хоть будет, чем заняться в лаборатории…»
Она пробежала глазами по бланку. «Какова Ваша цель в приобретении поросенка? Опишите научную или инновационную проблему, которую Вы хотите решить с помощью поросенка. Какие методы Вы хотите использовать в решении этой задачи? Составьте подробный план по использованию поросенка и опишите шаги по реализации этого плана. Назовите предполагаемые краткосрочные и долгосрочные результаты от приобретения поросенка. Какова ожидаемая польза для вашего коллектива, университета и науки в целом? Составьте смету расходов по использованию поросенка. Каков Ваш предполагаемый доход от реализации этой программы? Каково современное состояние исследований и разработок в данной области науки? Какие дополнительные ресурсы Вы хотите задействовать?»

Вопросы продолжались на следующей странице. Меранза сварила себе кофе, вернулась к компьютеру и начала писать. «Так, расходы / доходы… Корм, уборка, загон… или это называется «стойло?» А как это будет по-английски? Продажа удобрений…» Дело продвигалось быстро. «Опишите возможный риск и /или опасность при выращивании поросенка… Что за глупость? Ну ладно… Поросенок может укусить, или кафедра утонет в навозе», – подумала Меранза. Потом еще подумала и написала в графе «риск»: «Могу порезаться бумагой при составлении отчета».

На следующий день заявка была готова. Теперь нужно было получить одобрение начальства.

«Я занят, – сказал заведующий кафедрой скучным голосом. – И вообще, зачем Вам поросенок? У нас кафедра фармакологии, а не свиноведения. Мы работаем с крысами. Хотите крысу?» В глазах начальника зажегся интерес. «У нас есть разные крысы – белые, черные, трансгенные. Вы знаете, трансгенные крысы светятся в темноте…»

«Поросенок – это очень важное направление в фармакологии, – с энтузиазмом ответила Меранза. – Вы не представляете, насколько это перспективно! Я хочу быть лидером в современной науке! Крыс я тоже могу взять, мне не трудно, но я хочу начать совершенно новый проект. На кафедре фармакологии никто еще не разводил поросят! Подпишите, пожалуйста!»

Заведующий вздохнул и потянулся за авторучкой.

Следующие три недели Меранза провела в согласованиях проекта. Понадобилась проверка пожарной безопасности, диагностика полов на предмет соответствия их поросенку, замена вентилляционной системы в лаборатории и установка шумоизоляции в стены. Меранза звонила, писала, рассылала бесконечные факсы, встречала комиссии… Скучно ей уже не было.

«То ли еще будет, – знающе говорил начальник, ставя очередную подпись. – Вы все еще хотите быть лидером в поросячьем вопросе?»

«Хочу», – ответила Меранза, но уже менее уверенным тоном и подумала: «Вот когда привезут поросенка, тогда и начнется настоящая научная работа».

Наконец на кафедре раздался долгожданный телефонный звонок. «Ваш поросенок прибыл, выходите встречать!» – сказал кто-то с акцентом. 

Меранза выбежала на улицу. У ворот стоял огромный железнодорожный контейнер с надписями: «Осторожно!», «Не переворачивать!», «Не замораживать!» и «Не перегревать!».
«Куда выгружать будем?» – поинтересовался водитель.
«А… – не поняла Меранза, – он же маленький!»
«Сам поросенок вот, – объяснил водитель, подавая Меранзе обыкновенную спортивную сумку. – А все остальное – дополнительные компоненты. Распишитесь в получении, а то он уже хрюкать начинает!»

Чтобы устроить как следует поросенка, половину оборудования пришлось вынести в коридор. Из лаборатории теперь раздавалось веселое повизгивание. Специалисты из технической поддержки настроили автоматическую подкормочную станцию, поилку и установили беговую дорожку, чтобы поросенку было, где резвиться. 

Первоначальная суматоха быстро улеглась. Поросенок рос, хрюкал, выучил русский и английский языки и не доставлял особых хлопот. 

«Вот, не было у бабы заботы… – думала Меранза, глядя на розовое рыльце. – Теперь надо отчет писать, а что тут напишешь? Ест. Спит. Прибавляет в весе. Выдает результат… Конференция будет через месяц… Все идет хорошо». Меранза посмотрела на свою недавнюю публикацию «Некоторые вопросы разведения поросят в фармакологических условиях». Ее планы уже были расписаны на полгода вперед: конференции, встречи с руководителями институтов, новые проекты, статьи… Меранза не успевала даже проверить почту.

«Ты слишком много работаешь, дорогая, – говорил Джинн. – Может, слетаем куда-нибудь на выходные? В Голландии фестиваль тюльпанов…»
«Не могу, у меня поросенок! – отвечала Меранза. – Надо отчет заканчивать, да и статью тоже…» О тюльпанах она даже не мечтала.

«Хотите еще одного поросенка? – предложили Меранзе по телефону два месяца спустя. – У Вас хорошие показатели, много опубликованных статей, работа налажена. Я уезжаю в Австралию на 5 лет, а с поросенком нельзя, там строгие правила по импорту биологических субстанций. Поможете?»
«Приносите!» – согласилась Меранза.

На следующий день в лабораторию вошел мужчина в дорогом костюме и с огромной свиньей на поводке. «А вот и мы!» – радостно сказал он.
«Хрю!» – сказало животное.
«Это свинство! – ошеломленно произнесла Меранза, представляя объем работы. – Хотите чаю?»
«Это самка, - убедительно ответил мужчина, – у нее неимоверный потенциал! В каждый опорос она может принести по двенадцать поросят. Вы выйдете на новый уровень исследовательской работы. Компания, с которой я сотрудничал, профинансирует поездки на конференции, корма, уборку. Главное – выдавайте результат! А чаю хотим!» – улыбнулся он. Свинья между тем устроилась под столом с микроскопом, почесала голову об стенку и уснула.

«А светится ли она в темноте?» – думала Меранза, заваривая чай. Когда она вернулась с чайником в кабинет, гостя уже не было.

«Господа, нам подложили свинью! – призналась Меранза на кафедральном совещании. Что мы будем с ней делать?»
«Разводить!» – предложил кто-то из коллег.

«Главное – правильно организовать работу», – подумала Меранза, включая компьютер. Она вздохнула и написала на сайте фармакологического общества: «Ищем хряка в международный проект для взаимовыгодного сотрудничества».

Жизнь продолжалась. Проект поднимался на новую высоту. Кафедра была обеспечена поросятами на много лет вперед. Меранзе снова было скучно…

Friday, 4 July 2014

A couple of words about Russian food


This is my favourite snack - the chocolate coated bars of cottage cheese. They are cheap, easy to produce, and fun to eat. Unfortunately, I have not found anything like this in Canada.
Please start making these things in Edmonton!

Wednesday, 2 July 2014

The street sculptures in Ekaterinburg

The street sculptures are becoming more and more popular in Ekaterinburg. Walking along the Vainera street, the main shopping street in the city, I took these photos.

The monument for the Russian inventor of bicycle Efim Artamonov

The sculpture of a cabman

An old car with its driver

City dweller

I have no idea who this man is

Street vendor

A shopper...

And his wife.
There are much more interesting sculptures in the city. I will continue to post the photos of them.







 

Sunday, 29 June 2014

Самостоятельный перелет из Канады в Россию

В этот раз летела из Канады в Россию новым для себя рейсом. Несмотря на мои мрачные подозрения, и полет, и стыковки прошли гладко.

Итак:
Пункт отправления – Эдмонтон, Канада.
Пункт назначения – Екатеринбург, РФ.
Стыковки – Торонто (2.5 часа), Москва (2.5 часа).

Продолжительность полета без учета времени стыковок 16.5 часов.

Признаюсь, лететь через Москву, да еще с Аэрофлотом, мне было страшновато, но после поиска самых дешевых билетов компьютер выдал именно этот рейс. Своего постоянного маршрута через Франкфурт я не обнаружила вообще, что заставило меня задуматься. Визит в туристическое агентство  подтвердил мои худшие опасения по поводу наличия рейсов и цен, но после часа работы трех агентов и моего длинного рассказа про Екатеринбург билеты были у меня в кармане. Обошлось мне это на двести долларов дешевле, чем заказ билетов через компьютер. Кстати, я  замечаю такое несоответствие не в первый раз. Часто билеты, купленные через турагенство, стоят дешевле, а стыковки там удобнее.

В аэропорт я приехала за два часа до рейса. Зарегистрироваться на рейс можно было через интернет или через стойку самостоятельной регистрации, но я предпочла поговорить с живыми людьми (если вы летите рейсами разных авиакомпаний или у вас сложные стыковки, это предпочтительнее). Некоторые трудности возникли при прохождении охраны, которая долго рассматривала мой вязальный крючок и иглы. С каменным лицом я наблюдала, как охранники гоняли мою сумку туда и сюда по транспортеру и старались понять, что же я везу. В Канаде вяжут очень немногие, а уж летаю с недовязанными кофточками и вовсе я одна, поэтому сообразить, для чего предназначен этот алюминиевый штырь с загибом на конце, было сложно. После обыска сумки крючок мне вернули, а вот иголки пришлось оставить. Любителям вязания сразу скажу, что с крючками и маленькими ножницами меня пропускают везде, даже через США, а вот спицы должны быть специальные, с маркой travel safe.
Следующие полтора часа я бродила по пустым залам, стараясь отыскать в давно знакомом аэропорту что-нибудь необычное. Как ни странно, мне это удалось.

Аэропорт в Эдмонтоне маленький и не предназначен для значительного пассажиропотока, но зато там есть очень много уютных, даже домашних ресторанчиков и уголков отдыха. Я с удивлением обнаружила, что почти все магазины и рестораны открываются только в пять утра, за исключением Тим Хортонс, который работает круглосуточно. Поскольку основное развлечение пассажиров – шопинг и еда – были пока недоступны, я стала рассматривать временные и постоянные художественные экспозиции. Их оказалось много.
Холл аэропорта Эдмонтона
Совет ремесел Альберты представлял выставку местных художников по керамике и дереву. Большинство из экспонатов были современно-концептуальные и не вызвали во мне особых эмоций, а вот вазы мне понравились. К каждой витрине прилагалась информация о Совете, его работе, и о художниках.

Следующие выставки, которые я посмотрела, были (в порядке моего продвижения из конца в конец абсолютно пустого коридора):
     Небольшая экспозиция, посвященная истории авиации в Альберте,
     Благотворительная выставка профессиональных фотографов, которая очень уютно смотрелась в уголке с мягкими креслами,

Выставка общества фотографов Альберты

     Выставка, посвященная истории здания Законодательного собрания, одного из выдающихся зданий Эдмонтона,
     Выставка картин, нарисованных слонихой Люси, которая живет в местном зоопарке. Само ее существование в городе вызвало бурю споров и протестов со стороны защитников животных. Они считают, что условия в Эдмонтоне не соответствуют принципам гуманного содержания слонов, и требуют перевести Люси в Калгари, в тамошний знаменитый зоопарк. Несмотря на их многолетние старания, слониха до сих пор живет в Эдмонтоне и даже рисует акриловыми красками на холсте. Абстрактные композиции Люси стоят большие деньги, а средства от продажи идут на ее содержание.

Картины, нарисованные слонихой Люси
В дальнем конце коридора, где одинокий охранник гулял по бесплатному интернету, я обнаружила выставку юных художников, средства от которой поступают в помощь бездомным детям.

Выставка юных художников Эдмонтона

Кроме того, я нашла зал повышенной комфортности, куда у меня была небольшая скидка от турагентства, но куда я не пошла.

Нефть и Тим Хортонс: символы Альберты

В полете до Торонто пассажиров не кормили. Можно было купить бутерброды, которые оказались в пять раз дороже, чем в аэропортах, и расплачиваться за них нужно было только кредиткой. Развлечения были стандартные: журнал авиакомпании, телевизор с фильмами и музыкой, игры и газеты. Самолет оказался полупустой, и я прекрасно выспалась на трех креслах.
В аэропорту Торонто Pearson  все мои планы пошли кувырком. Переезд на поезде между терминалами занял всего 20 минут, как и было указано на сайте, но потом пришлось регистрироваться на рейс Аэрофлота.  Ни онлайн-регистрация, ни киоски не работали, и я отстояла в очереди почти полтора часа. Девушка за стойкой прекрасно говорила по-русски и оформила мой багаж до конечной точки, чему я была несказанно рада. При мысли о том, что мне придется проходить паспортных контроль, забирать багаж и регистрироваться еще на один рейс в Шереметьево, и все это за два с половиной часа, меня била дрожь.

Стоя в очереди, я вспоминала все достопримечательности аэропорта Торонто, о которых читала на сайте, и понимала, что мне туда не успеть. Залы повышенной комфортности оказались дороговаты (40 долларов за час). Недавно открытый фитнес центр (15 долларов в час) был в другом терминале. Времени на поиск выставок уже не оставалось, я едва успела пройти охрану и купить бутылку воды у выхода на посадку.
Единственное, что я успела сфотографировать – бесплатные планшетники с выходом в интернет, которыми предлагали пользоваться всем желающим.

 
Самолет Аэрофлота мне понравился даже больше, чем уже знакомая Люфтганза. Обед и завтрак были несравненно лучше, при взлете и посадке работали видеокамеры, показывающие вид из иллюминаторов, фильмы были на русском и английском языках. Предлагали даже доступ в интернет, правда, непомерно дорогой.

Интересно, что самолеты Аэрофлота называются в честь знаменитых людей. Этот самолет был назван в честь хирурга Пирогова, а следующий, в котором я летела из Москвы в Екатеринбург – в честь Андрея Рублева.
Рядом со мной оказалось свободное место, я вытянула ноги в проход и всю дорогу смотрела фильмы.

В Москве счет времени пошел на секунды. Самолет опоздал на полчаса, на паспортном контроле работали всего два человека на 300 пассажиров, и я нервничала все больше и больше. Хорошо, что следующий рейс был в том же терминале, указатели были сделаны очень понятно, а работники аэропорта вежливо и спокойно, несмотря на семь часов утра, объясняли дорогу.
Впрочем, на переходе к внутренним рейсам вся доброжелательность персонала закончилась. Перед пропуском охраны стояла огромная толпа, корзинок не хватало, охранники громко возмущались медлительностью пассажиров. Хорошо, что российские КППшники привыкли к виду вязальных крючков в сумках, и мои принадлежности не вызвали ни одного вопроса.

Выход на посадку для моего рейса два раза поменяли, поэтому я решила не отходить далеко от громкоговорителя. Выставку фотографий, заявленную на сайте аэропорта, я искать не стала из-за отсутствия времени. В комнату для борьбы со страхом полетов я тоже не пошла, побоявшись не успеть на рейс. Аэропорт для такого количества пассажиров мне показался очень тесным, люди были нервные, суматошные, поэтому все мои хорошие впечатления быстро исчезли.
Последние 2 часа полета были скучные. Самолет был старый, с потрескавшимися обивками сидений, телевизора не было, а журнал я уже успела прочитать над океаном. Кормили, правда, хорошо.

Через 22 часа от старта, на негнущихся ногах, я вышла из аэропорта Кольцово в Екатеринбурге. На своем опыте я убедилась: через Москву летать можно. Если самолет не опаздывает.

Tuesday, 17 June 2014

A show of the Urals' everyday wear of 19th century







These are the photos from a "Fashion show," displaying some costumes that people at Urals' wore in the 19th century. (The celebration of the City Day, Ekaterinburg, 2013).

Friday, 6 June 2014

Чай с чертополохом






Это - "шотландский" чай с чертополохом, который продается только в Эдинбурге. Мама (русская) и муж (канадец) на мою покупку отреагировали совершенно одинаково: "Зачем было покупать, я тебе и так тонну сорняков накошу".
Тем не менее, чай оказался вкусным, только чертополоха в нем заметно совсем не было. Потом я прочитала на упаковке, что его в чае только 4% (видимо, чай с большим содержанием чертополоха могут пить только шотландцы).