The blog is bilingual!

Stuff in English is labeled "English," see "Labels" on the left (might be different from Russian stuff)

Посты на русском языке отмечен
ы словом Russian, см Lables слева (может не совпадать с постами на английском языке)

Saturday, 29 November 2014

Russian Winter: The Days of Felt Boots

‘Instead of giving me presents, why don’t you repair my valenki?” a girl asks her sweetheart in a Russian folk song.

What was this valenki, more precious to the people of Old Russia than any gift?
Valenki (plural) are traditional Russian felt boots. In bitterly cold weather, they successfully compete with modern hi-tech footwear. In wintertime, many Russian towns celebrate the Valenki Day to pay respect to these excellent winter boots.

The technology of making valenki came to Russia from Asian steppes where they were worn by nomads. Although valenki are considered traditional Russian shoes, they became widespread in Russia less than two hundred years ago.

The making of valenki is very time consuming, complicated, and requires special skills. In the beginning, sheep’s wool is cleaned and mashed by hand or with special tools, then put into salt water, and only then formed up to needed size and shape. After the boots were made, they were put into a warm stove “to breathe.” The process of making the boots had some secrets known only to professionals.


Valenki in the old style that Russian people have worn for hundreds of years

For a long time, valenki were considered the best winter gift: feet in them simply cannot get cold. When worn, they take the form of a foot very fast, and the material absorbs moisture. With the right care, a person can wear them their whole life and give them to their children and even their grandchildren.

In the last century, valenki were thought of as old-fashioned but recently they have become popular again. In every Russian shoe store, there are several types of valenki: short and long ones, high-heeled, with rubber sole to walk on a wet snow, for everyday wear and for special occasions, in different colours, with applications and embroidery, and even with lace.

Russian designers have brought valenki to the high fashion shows, working with traditional as well as with modern materials.


Modern valenki with embroidery


If you plan to travel to Moscow, visit a Valenki museum where you can learn much more about them and see hundreds of exquisite examples of this unique Russian footwear.
http://www.gorizont.org/muzey/galereya/
and
http://www.youtube.com/watch?v=R1o0FKkc7n4

How to choose valenki
Buy valenki one size bigger than your foot size. They have to be worn with a woolen sock with some room for air. When wet and dried, valenki might shrink. When choosing, look carefully on the valenki: they have to be without stitches. If they do not have rubber sole, you can wear them only on dry snow.

How to care for valenki:
Wear valenki only if the temperature outside is less than -10C; they do not like wet snow. To wear them longer, ask a shoe maker to put the second sole on them.
After returning home, brush valenki to clean them from snow (usually with a mitten or a broom) and let them dry (do not dry them on a heater because they can shrink or become stiff). If valenki are dirty, use a special soap solution to clean them or give them to dry cleaners.

How to store valenki:
Dry valenki thoroughly, put one or two moth balls inside, stick some newspapers into them tightly to absorb moisture and protect them from deformation, then put valenki into a plastic shopping bag and knot the bag tightly. In summer months, take valenki out couple of times and let them sit outside for an hour.

Wednesday, 26 November 2014

My article in "Our Canada" magazine





I am happy to tell that my two my articles on the Russian New Year's traditions appeared in December - January issue of "Our Canada" magazine.
Now Canadians know about Ded Moroz and Ice Towns :-)

Sunday, 23 November 2014

Medicine 2.0 – Восьмой всемирный конгресс по использованию социальных сетей, мобильных приложений, средства Web 2.0 и интернета в медицине (2014)


Идея этой конференции появилась в 2006 году в Торонто. Первый конгресс посвящался только социальным сетям, и его посетили около ста человек, в-основном из Канады. С тех пор тематика мероприятия и состав участников значительно расширились. В прошлом году на конференцию приехали больше 500 человек, после чего организаторы решили разделить ее на две части и проводить отдельные съезды в Европе и Америке. Так и получилось, что в октябре 2014 года конференция проходила в Испании, а в ноябре под тем же названием – на Мауи. Померяв глобус сантиметром, я поняла, что до Гавайских островов мне было ближе, этим и определилось место моего участия.

На конференцию приехали больше 250 человек, в большинстве своем из США, Канады и Австралии. Европейцев было немного, но некоторые участники были из Турции, Чешской Республики и арабских стран.

На конференцию собрались не только врачи и научные работники, но и IT-специалисты, веб-дизайнеры и бизнесмены, которые смотрели на те же проблемы совершенно другим взглядом. Дискуссии получались очень горячие, но иногда стоило сменить угол зрения, чтобы решить очень сложный вопрос.

Расскажу о нескольких технических моментах. На визитке каждого участника был QR-код, отсканировав который, можно было получить доступ к тезисам презентации, профилю участника и его публикациям, а также сохранить эту информацию в закладках. Такой же код был на всех постерах и презентациях.

Дискуссия проходила не только в аудиториях, но и в Твиттере параллельно с чтением докладов и после окончания сессий. Там разгорались нешуточные споры, но мне было тяжело одновременно слушать докладчика, читать твиты и смотреть на презентацию (все на английском языке), поэтому форум я читала по утрам. Как я поняла, я была единственным участником конференции, кто приходил на сессии с блокнотом и ручкой. У всех остальных были компьютеры.

Тематика презентаций была самая разная, но в-основном она сводилась к программам борьбы с курением, психическому здоровью и реабилитации.

Первый доклад был посвящен анализу медицинской информации (подробнее на сайте конференции, «Answering Questions of Health and Medicine Using Internet Data»). Сотрудник компании Микрософт рассказывал об анализе данных и уточнении параметров поиска в гугле и других поисковых системах. После того, как он назвал десять миллионов запросов «небольшой выборкой», в глазах многих слушателей появилось отчаяние. Конечно, возможности Микрософт нельзя было сравнить с научными коллективами или группами в которые иногда входят 3-5 человек, и такой объем данных силами одного института обработать было нельзя. Кстати, докладчик сказал, что основными источниками медицинской информации для врачей в мире являются не профессиональные сайты, а поисковые системы, что совпадает с результатами исследований, проведенных в России.

Сессия «Panel on Adapting MHealth Applications for New Contexts and Countries» утром первого дня посвящалась внедрению программы по борьбе с курением производства США в пяти странах мира. По причине разницы в менталитете, несовместимости технологических платформ и отсутствия правильного пиара проекты эти в большинстве случаев провалились. Надо сказать, что в рабочей группе не было ни IT-специалистов, ни людей, хорошо знающих особенности этих стран, ни промоутеров. В Аргентине сотовые компании отказались поддерживать программу. В Мексике курящие беременные женщины не считали курение вредным, и переубедить их так и не удалось. В Великобритании не смогли набрать необходимое количество участников, поскольку о проекте никто не знал. Доклады подтвердили то, в чем я была давно уверена: механический перенос контента в другие условия без его надлежащей адаптации оказалось бесполезно.

Следующая сессия, на которую я попала (Mobile and Tablet Health Applications), была посвящена использованию мобильных приложений и социальных сетей в группах пациентов, страдающих различными заболеваниями. Часто такие пациенты остаются один на один с болезнью и не имеют возможности посоветоваться с врачом, допустим, по поводу приема обезболивающих препаратов или изменения симптомов. Обсуждался вопрос, действительно ли участие в онлайн группах и использование мобильных приложений повышает уровень жизни пациентов и меняет их отношение к болезни и возможности излечения. При всех предложенных методиках анализа этой проблемы, вопрос так и остался без ответа.

Одна из сессий посвящалась Web 2.0 в клинической практике, в том числе, его использованию в повышении качества оказания медицинской помощи. Докладчики рассказывали о программах, использующихся в некоторых больницах, в том числе социальных сетях для медработников, и результатах их применения в Германии, США и Турции.

Очень интересный доклад был посвящен системам распознавания голоса, которые используются в больницах Британской Колумбии (Канада). Врач, разговаривая с компьютером, может диктовать историю болезни, заказывать лабораторные анализы и выписывать рецепты на препараты.

(Небольшое отступление. В западных клиниках врачи не пишут истории болезни, а наговаривают их на диктофон. После этого специальные работники, знакомые в медицинской терминологией, расшифровывают записи и заводят их в компьютер. Проблема в том, что зарплата у этих служащих очень низкая, поэтому работают там в-основном иммигранты, которые плохо знают английский язык. Если добавить к этому похожее звучание некоторых терминов, например, hypotonia и hypertonia, и акцент врача, то результат может получиться непредсказуемый).

Презентацию об этой программе, напоминающей научную фантастику, можно посмотреть здесь:
http://www.slideshare.net/nvt/bringing-an-intelligent-virtual-assistant-to-healthcare-nick-van-terheyden-md
Видео, к сожалению, я не нашла, а оно впечатляет.

Много докладов и постерных презентаций было по приложениям для мобильных телефонов. Оказалось, что медсестры и некоторые врачи не хотят использовать их на работе, чтобы пациенты не обвинили их в непрофессионализме. Это вполне оправдано. В Канаде я сталкивалась со случаями, когда врачи в моем присутствии искали в интернете, какой препарат мне выписать, что не добавляло мне уверенности в их высшем образовании.

В середине второго дня представители Википедии (Канада) рассказывали, как они предлагают студентам-медикам в качестве домашних заданий редактировать статьи из Википедии. Методами проверки качества статей на этом сайте я заинтересовалась несколько лет назад, и теперь у меня появилась возможность задать все вопросы представителям организации. Они подтвердили результаты моих собственных исследований литературы и рассказали о системе проверки материалов на достоверность, которую можно применять и по отношению к другим источникам. Также они рассказали мне о программе «Переводчики без границ», которая выбирает наиболее актуальные статьи на медицинскую тему для перевода на другие языки. На русский язык статьи не переводят, так как считают русскоязычный медицинский контент очень хорошим.

В докладе была приведена устрашающая цифра: оказывается 90% решений, которые принимают врачи (в США) не основаны на достоверных данных. Поэтому призыв: «Сделаем Википедию лучше!» вызвал всплеск энтузиазма. Зная, как преподается доказательная медицина в некоторых российских вузах, я склонна поддержать это начинание. Кроме того, в России нет баз данных медицинских ресурсов, аналогичных, например, Pubmed, поэтому Википедия, особенно для студентов, может быть единственным источником дополнительной информации.

В заключение приведу несколько забавных высказываний участников конференции.
 - Перед вами карта Соединенных Штатов. Сюда нужно было Гавайи добавить, но здесь и Аляски тоже нет, так что вы меня простите (докладчик из США).
- Мы ездили посмотреть на действующий вулкан, но они поставили армию по периметру, и нам не удалось пробиться (участник из Чехословакии. Он так и сказал «Чехословакия». Я не в первый раз это слышу от очень молодых людей).
- Еще один доклад, и можно прыгать в бассейн (ведущий сессии).

Программу и информацию об участниках конференции можно посмотреть здесь:
http://www.medicine20congress.com/ocs/index.php/med/

Saturday, 22 November 2014

Самостоятельные перелеты: Эдмонтон – Феникс – Мауи – Ванкувер – Эдмонтон

«Ненавижу эту дыру», - процедил сквозь зубы муж, когда я сказала ему… нет, не про Гавайи, куда он совсем не прочь был слетать, а про Феникс, где у нас должна была быть пересадка. 
Впрочем, все по порядку. На Мауи мы летели в ноябре. Не самый сезон, но билеты покупать пришлось за два месяца. По старой привычке я выбрала самые дешевые рейсы американской авиакомпании US Airways (туда) и канадской West Jet (обратно), о чем мне пришлось неоднократно пожалеть.

Туда…
Живем мы за полтора часа езды от аэропорта, и за такси пришлось бы заплатить 140 долларов в один конец. Мы решили воспользоваться парковкой «Park and Fly», где за очень недорогую цену (семь долларов в сутки) можно оставить машину на все время поездки. Находится парковка далековато от здания аэропорта, но работающие в ней бесплатные автобусы забирают пассажиров от дверей машины и довозят до дверей аэровокзала.

Авиакомпания US Airways берет деньги (30 долларов) за каждый чемодан, сданный в багаж. Оплачивается он на стойке регистрации. В самолет разрешается проносить две небольшие сумки, а в багаж сдавать один чемодан.

В аэропорту Эдмонтона, где я была всего полгода назад, практически ничего не изменилось, но я все-таки нашла несколько новинок. В длинном переходе между канадской и американской (США) частями аэропорта появился «Коридор искусств», где бегущим на посадку пассажирам предлагают посмотреть на культурные ценности. Там меня встретила выставка устрашающего вида каменных кроликов местного художника Джейсона Картера под названием Trickster Rabbit и небольшая экспозиция, посвященная балету Альберты.


Каменные кролики - очень неожиданная вещь в аэропорту

Несмотря на жуткие истории про американскую охрану в аэропортах, все обошлось, как нельзя лучше. В очереди мы простояли всего минут пятнадцать. Компьютер включать меня не заставили, а вот обувь снимать пришлось.
Внимание: таможенную декларацию нужно заполнять до прохода через охрану. В поездку обязательно берите с собой ручку, так как на стендах с декларациями их может не быть.

Самолет US Airways был старый, тесный, с потрескавшимися обивками сидений и одетыми в грязно синие футболки стюардессами. Я с трудом протиснулась по коридору на свое место и стала ждать неприятностей, которые не замедлили появиться.

«Господа, у нас не загружается компьютер, - весело сказал капитан самолета. – Мы ждем ремонтную бригаду. Если через десять минут мы не полетим, я еще раз выйду на связь».
Взлетели мы через час.

Внимание: в самолетах US Airways даже на длительных рейсах бесплатно не кормят. Единственное, чем можно перекусить – чипсы и орешки, которые стоят в три раза дороже, чем на земле. В карманах кресел рядом с оптимистичной брошюрой по технике безопасности есть меню, но блюда нужно заказывать перед полетом. Платить за еду можно кредитной или дебитной картой; наличные деньги не принимают.

Феникс оказался действительно дырой.  Фотографировать там было нечего. Из-за неисправного компьютера мы опоздали на час и не успели поесть в аэропорту или купить что-нибудь для следующего рейса (в США в самолеты можно проносить еду). Толпы пассажиров, духота и жара, суматошные работники аэропорта, злые охранники не добавили нам хорошего настроения. К тому же, меня заставили ликвидировать пакет, в который я сложила зимнюю одежду, и мне пришлось переодеваться обратно. Так я оказалась на Гавайях в пуховике и валенках, но про это – немного позже.

«Господа, у нас перегорели лампочки, - было первое, что мы услышали в самолете. – Мы ждем ремонтную бригаду. Как только все наладят, мы взлетим».

Без лампочек двигаться дальше было неприлично, поэтому пришлось минут двадцать подождать.

Лететь предстояло семь часов, и мы решили чего-нибудь перекусить. Вот тут-то и выяснилось, что заказывать еду нужно было еще на земле, и сейчас ничего съедобного, кроме чипсов (50 грамм за 4 доллара) в самолете нет.

Прочитав от нечего делать (DVD-проигрывателей в самолете тоже не было), что авиакомпания «с гордостью предлагает на своих рейсах доступ в интернет», некоторые пассажиры тут же об этом спросили.

«Какой вай-фай посреди океана?» - ответила стюардесса голосом буфетчицы из фильма «Чародеи». Потом она вежливо объяснила, что интернет заканчивается через час после вылета с материка и начинается снова только после посадки.

Впрочем, я не расстроилась. Все неприятности были забыты, когда я увидела в иллюминатор непередаваемо прекрасные острова, поднимающиеся из океана. Забыв про фотоаппарат, я смотрела на это зеленое чудо и не могла поверить, что сейчас середина ноября и дома термометр показывает минус двадцать.

Международный аэропорт Kahului (Мауи) показался мне смесью упадка и прогресса. Отделанные под дерево (или из настоящего дерева) стойки регистрации и пыльные ковровые дорожки позапрошлого века в сочетании с новейшими компьютерами с доступом в интернет (кстати, платным) создавали головокружительный контраст, как в фантастических рассказах про техномагию.

Внимание: на Гавайи нельзя везти еду. По местным санитарным правилам все пищевые продукты нужно съесть в самолете или задекларировать. Остатки можно выбросить в специальную урну красного цвета.

«Пожалуйста, не проносите еду с собой, у нас работают поисковые собаки», - прочитала я на вывеске перед таможней. Я сразу вспомнила, как в аэропорту Торонто самозабвенно чесала за ушами чью-то собаку, пока не увидела охранника на другом конце поводка. Тогда пришлось извиниться. В этот раз ни одной собаки на работе не было.

У выхода с самолета я потеряла варежки, но поскольку мой пуховик произвел среди местного населения настоящий фурор, меня быстро вычислили и варежки вернули.


Международный аэропорт Кахалуи (Мауи)

После девяти часов полета, голодные и сонные, с тяжеленными сумками, мы вышли под пальмы и вдохнули горячий и влажный вечерний воздух.

… И обратно
В аэропорту регистрация начиналась только за три часа до вылета. Не зная, чем заняться, я прошлась по этажу с фотоаппаратом.

Я увидела туалет для служебных собак, чего раньше не замечала ни в одном аэропорту мира, и небольшой сад с местными, характерными только для Гавайских островов, растениями и их подробным описанием.


Туалет для служебных собак. Гидрант неработающий... сами понимаете, для чего.

 
Небольшой сад с растениями, которые были завезена на Гавайи древними полинезийцами больше тысячи лет назад. Сейчас эти растения остаются одними из главных в агрикультуре островов. Сад полностью поддерживается волонтерами.


На Гавайях очень трепетно относятся к китам. На фотографии, что я сделала в аэропорту - реклама морского заповедника.

Как я уже сказала, обратно мы летели с West Jet (канадская авиакомпания). С лампочками у них был полный порядок. Все ограничилось неприбытием самолета и сменой выхода на посадку без уведомления об этом пассажиров. Самолет был той же самой модели, без DVD-проигрывателей в спинках кресел, но зато с двумя большими экранами, на которых показывали фильмы без звука. Наушники к ним можно было купить за шесть долларов. От скуки я прочитала два журнала о путешествиях, каталог магазина дьюти-фри и даже буклет по технике безопасности. Такой роскоши, как еда, в полете не предлагали.

Часа за два до Ванкувера мы попали в турбулентность, и кому-то из пассажиров стало плохо. Впрочем, стюардессы справились сами, не прося подойти врачей из числа пассажиров. Не знаю, что бы я стала делать, не имея права заниматься медициной ни в США, ни в Канаде, пытаясь помочь и зная, что на меня могут подать в суд за эту самую помощь, и все это – в самолете, который трясет так, что зубы клацают.

В Ванкувере нас встретили «Приветственные скульптуры» из дерева высотой около трех метров. Вырезанные в стиле канадских индейцев, они были призваны отображать традиции искусства Первых наций. К сожалению, занятая протаскиванием тяжелой сумки по эскалатору, я смогла сфотографировать только два изваяния. На самом деле их четыре, и самые красивые скульптуры в мой фотоаппарат не попали.

 
Приветственные скульптуры в аэропорту Ванкувера

В очереди к охране я обнаружила очень удобную услугу – ускоренный выход на посадку. Скажу сразу, после турбулентности, которых я панически боюсь, на земле мне было очень хорошо, и я не прочь была рассматривать огромную карту мира, мимо которой проходила очередь. Муж на карту смотреть не хотел, даже, когда я показала ему прямой рейс из Ванкувера в Сидней и пообещала, что в следующий раз мы полетим в Австралию. Он все больше нервничал, ругал неэффективную работу аэропорта и говорил, что мы обязательно опоздаем на самолет. Ускоренный выход нужно было покупать заранее (50 долларов за пять лет полетов), и я решила в будущем обязательно воспользоваться этой услугой.

В одном из холлов аэропорта я сфотографировала очень интересную выставку инуитской резьбы по камню.


Скульптурная резьба по камню северных канадских народностей

Полет до Эдмонтона был ничем не примечателен. Машину мы нашли в том же месте и в том же состоянии, как мы ее и оставили.

Сейчас я перебираю фотографии и мечтаю о следующем путешествии. Куда бы еще съездить?

Sunday, 26 October 2014

Охрана окружающей среды в Канаде

(Статья была написана пару лет назад для сайта Эковойс)

В Канаде забота об окружающей среде – вовсе не пустые слова. Переехав, я была просто поражена, какая отлаженная система существует здесь по охране окружающей среды, и какие деньги туда вкладываются. За всем этим стоит громадная работа, начатая далеко не вчера.

Перерабатывается практически все. Бумага, ткань, стекло, пластик, батарейки, электроника, пищевые отходы, консервные банки и тд. У меня на кухне три мусорных ведра – для макулатуры (Recyсling), бутылок  и собственно мусора, который переработке не подлежит. Остатки пищи я складываю в компостную кучу во дворе. Раз в неделю я выставляю весь Recyсling на улицу. Приезжает машина и все забирает. За это я плачу три доллара раз в месяц. После этого мусора остается очень немного. Свалки здесь – это просто холмы, поросшие травой. Ничего не пахнет – абсолютно! Чтобы принимать токсические отходы, у свалки должна быть специальная лицензия. Краска, машинное масло, бензин в мусор не выбрасывается, а собирается на специальных станциях.

 
Наглядная агитация в каталоге аптеки

Вообще здесь очень развита «наглядная агитация». В любой газете, журнале, на рекламных листовках можно увидеть надпись: «Подумай о завтрашнем дне – сдай эту газету в макулатуру». «Позаботься об окружающей среде – верни пакет в магазин». Переодически в почтовые ящики кладут адреса и телефоны пунктов по приему вторсырья. «Отработанные батарейки сдавайте туда-то, адрес, телефон. Краска – туда-то, тряпки – туда-то». Это очень удобно. В пунктах приема обязательно висят плакаты, как перерабатываются отходы и что из них можно сделать. Оказывается, из 200 пакетов можно сделать пластмассовую корзинку для продуктов. Все показано по стадиям, в картинках, красочно. Куда идут бутылки, шины, та же макулатура. Если продукт из переработанного сырья поступает в магазин, об этом обязательно пишут на этикетках. «Этот коврик для мыши сделан из переработанных фвтомобильных шин. Мы заботимся об окружающей среде». Кстати сказать, стоит такая продукция немного дороже. Приходишь покупать картриджи – на стенде надпись «Сдайте отработанные картриджи», и тут же стоит ящик, куда их можно бросить. Над ящиком написано «В прошлом году мы собрали столько-то отработанных картриджей и сделали из них такую-то продукцию». Или в отделе с досками «Эти доски поступили из леса, который выращен грамотно и разумно». То есть не все подряд где-то вырубили, а позаботились о посадках. «Наш журнал печатается на бумаге, сделанной из макулатуры. Защитим лес!»
 

"Безвредная" для окружающей среды продукция из того же каталога
 
В продаже есть огромное количество памяток, ежедневников, календарей с экологической тематикой. Под каждой датой – надпись, что сегодня можно сделать для улучшения экологической ситуации. «Экологическая» реклама постоянно идет по радио, телевидению, в кино. В парках можно увидеть плакаты «Уважайте свою землю, не выбрасывайте мусор». Об этом рассказывают детям, начиная с детского сада. «Не бросай бумажки на улицу – это твой город. Не выбрасывай батарейки – это опасно» и так далее. Вырастая, человек уже приобретает чисто рефлекторные навыки, что хорошо для окружающей среды, а что плохо.


Реклама в автобусе "Не сливайте масло в раковину, это засоряет трубы".



Урны для вторсырья (стоят везде) - серая для мусора, зеленая для пластиковых бутылок, желтая для стекла, коричневая для пластмассы и пленки, синяя для макулатуры. Маленькая зеленая урна для батареек.

В городах, особенно крупных, за мусор, выброшенный мимо урны, полагаются большие штрафы. Допустим, в Калгари за брошенный на асфальт окурок – штраф 750 долларов (средняя зарплата у людей 3-4 тысячи в месяц). Некоторые после таких штрафов перестают курить. Но мусор здесь все равно можно увидеть, особенно по выходным. Откуда что берется?



Мусорная урна с надписью "Сделаем город чистым!". На второй фотографии пепельница с объяснением, почему нельзя бросать окурки в обычный мусор.

В Канаде очень жесткие нормативы по выхлопным газам. На улицах здесь не так воняет бензином, как в России, несмотря на то, что автомобили есть практически у всех. Для предприятий астрономические штрафы за превышение ПДК в выбросах. Если в России заводу дешевле заплатить штраф, чем устанавливать фильтры, то здесь можно и обанкротиться.

Предприятиям заботиться об окружающей среде очень модно и престижно. От государства идут большие налоговые льготы и дотации. Поэтому каждое уважающее себя заведение делает что-то для экологии. Допустим, пишут на ценниках: «10 центов с каждой покупки идет на посадку деревьев в тропических лесах». Я как-то им написала: «А что это за деревья? Где вы их сажаете? Можно посмотреть на карте?» Мне не ответили, но вскоре опубликовали подробности об этой программе с картами местности на своем веб-сайте.
 

"Сажать деревья - работа для настоящего мужчины" - реклама магазина одежды.
 
 Уже довольно давно вошли в моду энергосберегающие технологии и бытовая техника. Чтобы получить этикетку Energy Star (экономичная модель, благоприятная для окружающей среды) производителю нужно предъявить кучу бумажек от независимых экспертов, что это действительно так. Но такой сертификат очень престижен, и продукция эта пользуется огромным спросом.

 Экономят тут все, особенно воду и электричество. К экологии это имеет косвенное отношение. Дело в том, что в Канаде вода и электроэнергия очень дорогие. Поэтому холодильники и стиральные машины Energy Star есть практически у всех. Сильно рекламируются альтернативные источники энергии. В хозтоварах можно за вполне реальную цену в 1000 баксов (про среднюю зарплату см выше) купить ветряк и пользоваться бесплатной энергией. Много он, конечно, не даст, но какую-то часть обеспечит. Солнечные батареи на всю крышу, которые полностью обеспечивают потребности дома, стоят 18 тысяч, и окупаются за 7-8 лет. Для “дальнего прицела” это очень хорошее вложение денег. Кроме того, за установку энерго- и водосберегающих моделей (от сантехники до отопительной системы) можно получить грант от государства, то есть вернуть от 10 до 30% стоимости. Очень популярны солнечные зарядники батареек, автомобильных аккумуляторов, лампочки для освещения сада, да и просто энергосберегающие лампочки. Нам их одно время разносили по домам бесплатно, в рекламных целях. Существенно экономит, проверено на себе J

Сейчас идет большая рекламная компания “Покупайте местные продукты”. Конечно, политика тут сыграла свою роль. Продукты, импортированные из США, стоят дешевле, поэтому канадские фермеры недополучают прибыль. Упомяну тот факт, что есть импортные овощи и фрукты практически невозможно – выглядят красиво, но безвкусны, как дерево, и по консистенции то же самое. Но экологи и тут подключились. Выдвинули фразу “Импортные продукты перевозятся на самолетах, а самолетное топливо загрязняет воздух”. Кроме того, здесь очень популярны “Органические” продукты. Чтобы в Канаде продукт считался органическим, он должен быть выращен на земле, в которую в течене 7 лет не вносились химические удобрения. Стоят такие продукты дороже, но люди их охотно покупают. Про “органическую” бытовую химию и косметику на форуме уже много писали. Я тоже присоединюсь в скором времени, пока же скажу, что здесь не все так гладко, как кажется. Популярны ткани из бамбука. Аргумент тот, что при выращивании хлопка используются пестициды, к тому же, его надо поливать. А бамбук сам растет по 50 см в день, и воды не требует.



Социальная реклама в кафетерии: "Я ем продукты, выращенные местно, "Я поддерживаю справедливую торговлю".

Конечно, ничего этого не сделать без грамотных специалистов. Многие университеты предоставляют высшее образование по экологическим направлениям, и эти специальности пользуются спросом. Если бы у меня был миллион баксов J я бы оплатила обучение нескольким ребятам из России, фанатам экологии. Но пока таких денег у меня нет. И вторая проблема – те, кто учится в Европе, в Россию возвращаются крайне редко.

Выводы банальны. Нужна программа на государственном уровне. Нужны большие деньги. Нужны специалисты. Но многое можно сделать и бесплатно. Допустим, не выбрасывать мусор в парке или сдать газеты в макулатуру.

Sunday, 19 October 2014

Не оставь следа (принципы экологического туризма)

Вдогонку своим многочисленным статьям на Эковойсе, посвященным экологическому туризму, я привожу здесь подборку о международной организации Leave No Trace (Не оставь следа).

Эта программа была основана в США, но сейчас она вышла на международный уровень с отделениями в Ирландии, Австралии и в Канаде. Краем уха я слышала, что ее представители работают и в России, но, к сожалению, я не нашла информации о них в поисковых системах.

Цель организации: помощь всем желающим, которые хотят минимизировать свое влияние на окружающую природу во время походов, туристических поездок, а также «походов на лыжах, скалолазания, ловли рыбы, охоты, езды на велосипеде, бега и прогулок на лошадях». С этой целью Leave No Trace проводит курсы обучения, часть из которых можно увидеть на их сайте:

(на английском языке)

Сами организаторы заявляют, что «наша программа в первую очередь направлена на обучение и этику. Это не свод правил, которые каждый обязан выполнять под угрозой наказания».

Важнейшие идеи организации формулируются в семи принципах:

Планируйте заранее и будьте готовы:

Изучите правила и нормы предосторожности в тех местах, которые Вы хотите посетить. Будьте готовы к неожиданностям (погода, стихийные бедствия и тд). Старайтесь не выезжать на природу в пик сезона и большими группами. Упакуйте пищу так, чтобы оставить меньше мусора. Возьмите компас и карту, чтобы не делать отметки на скалах или деревьях.

Путешествуйте и устраивайте ночевки на надежных поверхностях: в кемпингах, на разработанных туристических маршрутах, сухой траве и плотном снегу. Устраивайте ночевку не ближе, чем в 70 метрах от водоемов. Хороший лагерь – тот, что Вы нашли, а не сделали. Не повреждайте место без необходимости. Лагерь должен быть как можно меньше по размерам. Избегайте устраивать ночевки в диких, незатронутых местах.

Правильно собирайте и утилизируйте мусор:


Знак "Убирайте за собаками" в парке (с мешочками).

Подберите и запакуйте весь мусор, что Вы оставили после себя. Не мойте посуду в водоемах и не сливайте грязную воду ближе, чем в 70 метрах от них. Используйте только «безопасное» мыло. Закапывайте отходы от туалета и заберите с собой всю использованную бумагу и другие средства гигиены.
 
 
В канадских национальных парках, где встречаются дикие звери, мусорные баки обязательно закрывают на замок, чтобы не приманивать хищников.

Оставьте все, что Вы нашли:

Уважайте прошлое. Смотрите, но не трогайте предметы культурной и исторической ценности. Оставьте камни, растения и другие объекты на том месте, где Вы нашли их. Не приносите с собой семена или растения из других мест. Не копайте ямы, не стройте навесы или скамьи.

Минимизируйте последствия костров:

Используйте походные печки и масляные лампы. Там, где разрешены костры, разводите их только в специально отведенных местах. Костер должен быть как можно меньше. Используйте ветки, которые Вы можете сломать руками, и не больше. Тщательно заливайте огонь до холодных углей.
 
 
Площадка для пикников в кемпинге

Уважайте дикую природу:

Наблюдайте за зверями только с безопасного расстояния, не ходите за ними и не подходите к ним. Никогда не кормите зверей – это вредно для их здоровья. В национальных парках существует закон «пустого лагеря» – не оставляйте пищу и мусор в открытых контейнерах. Не спускайте с поводка собак и смотрите за ними все время. Старайтесь не выезжать на природу во время сезона спаривания, роста молодняка или зимой.

 
В каждом национальном парке обязательно есть правила поведения для туристов.

Уважайте других туристов:

Уступайте дорогу на маршруте. Будьте вежливы и соблюдайте этикет. Устраивайте ночевки и привалы далеко от других групп туристов. Не говорите громко (то же самое относится и к радио).

Со времени основания Leave No Trace проводит обучение этим принципам на территории США и в более, чем 25 странах мира. Сейчас организация насчитывает более 25 тысяч волонтеров, а ее работа так или иначе затрагивает жизнь 22 миллионов людей по всему миру.

На их сайте я нашла интересную страничку «Как принять участие» (How to get involved). Там написано, как можно помочь окружающей среде за минуту Вашего свободного времени, за час, за день, или если Вы решите посвятить этому делу выходные (на английском языке).


Оказывается, это совсем не сложно!

 PS. Если кто-то знает координаты отделения Leave No Trace в России, поставьте, пожалуйста, ссылочку! Я думаю, многие захотят присоединиться.

Tuesday, 12 August 2014

ИСТОРИЯ ПОРОСЕНКА



Не было у бабы заботы…


Меранзе было скучно. Первоначальное воодушевление от новой работы поблекло, дела шли своим чередом. Меранза пила чай в перерывах, щелкала на кнопки в интернете и думала, что жизнь ее тихо проходит мимо. 

          Вот и сейчас она, зевнув, открыла электронную почту и вдруг прочитала: «Проект по выделению поросят для молодых ученых. Наша программа направлена на развитие творческого потенциала молодых специалистов и подготовку лидеров в современной науке. Заявки принимаются по адресу…» 
 
          Идея Меранзе понравилась. «И правда, почему бы не завести поросенка? –  думала молодая женщина, щелкая на ссылку с заявлением. – Хоть будет, чем заняться в лаборатории…»
Она пробежала глазами по бланку. «Какова Ваша цель в приобретении поросенка? Опишите научную или инновационную проблему, которую Вы хотите решить с помощью поросенка. Какие методы Вы хотите использовать в решении этой задачи? Составьте подробный план по использованию поросенка и опишите шаги по реализации этого плана. Назовите предполагаемые краткосрочные и долгосрочные результаты от приобретения поросенка. Какова ожидаемая польза для вашего коллектива, университета и науки в целом? Составьте смету расходов по использованию поросенка. Каков Ваш предполагаемый доход от реализации этой программы? Каково современное состояние исследований и разработок в данной области науки? Какие дополнительные ресурсы Вы хотите задействовать?»

Вопросы продолжались на следующей странице. Меранза сварила себе кофе, вернулась к компьютеру и начала писать. «Так, расходы / доходы… Корм, уборка, загон… или это называется «стойло?» А как это будет по-английски? Продажа удобрений…» Дело продвигалось быстро. «Опишите возможный риск и /или опасность при выращивании поросенка… Что за глупость? Ну ладно… Поросенок может укусить, или кафедра утонет в навозе», – подумала Меранза. Потом еще подумала и написала в графе «риск»: «Могу порезаться бумагой при составлении отчета».

На следующий день заявка была готова. Теперь нужно было получить одобрение начальства.

«Я занят, – сказал заведующий кафедрой скучным голосом. – И вообще, зачем Вам поросенок? У нас кафедра фармакологии, а не свиноведения. Мы работаем с крысами. Хотите крысу?» В глазах начальника зажегся интерес. «У нас есть разные крысы – белые, черные, трансгенные. Вы знаете, трансгенные крысы светятся в темноте…»

«Поросенок – это очень важное направление в фармакологии, – с энтузиазмом ответила Меранза. – Вы не представляете, насколько это перспективно! Я хочу быть лидером в современной науке! Крыс я тоже могу взять, мне не трудно, но я хочу начать совершенно новый проект. На кафедре фармакологии никто еще не разводил поросят! Подпишите, пожалуйста!»

Заведующий вздохнул и потянулся за авторучкой.

Следующие три недели Меранза провела в согласованиях проекта. Понадобилась проверка пожарной безопасности, диагностика полов на предмет соответствия их поросенку, замена вентилляционной системы в лаборатории и установка шумоизоляции в стены. Меранза звонила, писала, рассылала бесконечные факсы, встречала комиссии… Скучно ей уже не было.

«То ли еще будет, – знающе говорил начальник, ставя очередную подпись. – Вы все еще хотите быть лидером в поросячьем вопросе?»

«Хочу», – ответила Меранза, но уже менее уверенным тоном и подумала: «Вот когда привезут поросенка, тогда и начнется настоящая научная работа».

Наконец на кафедре раздался долгожданный телефонный звонок. «Ваш поросенок прибыл, выходите встречать!» – сказал кто-то с акцентом. 

Меранза выбежала на улицу. У ворот стоял огромный железнодорожный контейнер с надписями: «Осторожно!», «Не переворачивать!», «Не замораживать!» и «Не перегревать!».
«Куда выгружать будем?» – поинтересовался водитель.
«А… – не поняла Меранза, – он же маленький!»
«Сам поросенок вот, – объяснил водитель, подавая Меранзе обыкновенную спортивную сумку. – А все остальное – дополнительные компоненты. Распишитесь в получении, а то он уже хрюкать начинает!»

Чтобы устроить как следует поросенка, половину оборудования пришлось вынести в коридор. Из лаборатории теперь раздавалось веселое повизгивание. Специалисты из технической поддержки настроили автоматическую подкормочную станцию, поилку и установили беговую дорожку, чтобы поросенку было, где резвиться. 

Первоначальная суматоха быстро улеглась. Поросенок рос, хрюкал, выучил русский и английский языки и не доставлял особых хлопот. 

«Вот, не было у бабы заботы… – думала Меранза, глядя на розовое рыльце. – Теперь надо отчет писать, а что тут напишешь? Ест. Спит. Прибавляет в весе. Выдает результат… Конференция будет через месяц… Все идет хорошо». Меранза посмотрела на свою недавнюю публикацию «Некоторые вопросы разведения поросят в фармакологических условиях». Ее планы уже были расписаны на полгода вперед: конференции, встречи с руководителями институтов, новые проекты, статьи… Меранза не успевала даже проверить почту.

«Ты слишком много работаешь, дорогая, – говорил Джинн. – Может, слетаем куда-нибудь на выходные? В Голландии фестиваль тюльпанов…»
«Не могу, у меня поросенок! – отвечала Меранза. – Надо отчет заканчивать, да и статью тоже…» О тюльпанах она даже не мечтала.

«Хотите еще одного поросенка? – предложили Меранзе по телефону два месяца спустя. – У Вас хорошие показатели, много опубликованных статей, работа налажена. Я уезжаю в Австралию на 5 лет, а с поросенком нельзя, там строгие правила по импорту биологических субстанций. Поможете?»
«Приносите!» – согласилась Меранза.

На следующий день в лабораторию вошел мужчина в дорогом костюме и с огромной свиньей на поводке. «А вот и мы!» – радостно сказал он.
«Хрю!» – сказало животное.
«Это свинство! – ошеломленно произнесла Меранза, представляя объем работы. – Хотите чаю?»
«Это самка, - убедительно ответил мужчина, – у нее неимоверный потенциал! В каждый опорос она может принести по двенадцать поросят. Вы выйдете на новый уровень исследовательской работы. Компания, с которой я сотрудничал, профинансирует поездки на конференции, корма, уборку. Главное – выдавайте результат! А чаю хотим!» – улыбнулся он. Свинья между тем устроилась под столом с микроскопом, почесала голову об стенку и уснула.

«А светится ли она в темноте?» – думала Меранза, заваривая чай. Когда она вернулась с чайником в кабинет, гостя уже не было.

«Господа, нам подложили свинью! – призналась Меранза на кафедральном совещании. Что мы будем с ней делать?»
«Разводить!» – предложил кто-то из коллег.

«Главное – правильно организовать работу», – подумала Меранза, включая компьютер. Она вздохнула и написала на сайте фармакологического общества: «Ищем хряка в международный проект для взаимовыгодного сотрудничества».

Жизнь продолжалась. Проект поднимался на новую высоту. Кафедра была обеспечена поросятами на много лет вперед. Меранзе снова было скучно…